?

Log in

No account? Create an account
О символике Пасхи - Алхимическая лаборатория : Alchemical Lab [entries|archive|friends|userinfo]
Алхимическая лаборатория

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

О символике Пасхи [Jun. 9th, 2015|08:54 pm]
Алхимическая лаборатория

ru_alchemy

[assalam786]
Оригинал взят у assalam786 в О символике Пасхи
В Великом Делании, как иногда именуют алхимию, первичная материя, подвергаемая обработке в специальном запаянном сосуде, «философском яйце», в процессе трансмутации проходит через три основные стадии. Их называют нигредо, альбедо и рубедо – по именам трех цветов, последовательно появляющихся перед глазами алхимика: черного, белого и красного.  (В промежутках между основными цветами могут на короткое время появляться и другие оттенки спектра – в частности, переход от белого к красному происходит через желтый цвет. По этой причине Парацельс, например, упоминал последовательность из четырех цветов – черный, белый, желтый и красный, однако принципиального противоречия здесь нет).



«Все традиционные алхимические документы единодушно сообщают о трех главных цветах, последовательное появление которых служит вехами победного шествия к успешному завершению Великого Делания. Прежде всего черный цвет (Делание в черном), символом которого является голова ворона или череп, соответствует необходимой фазе гноения, через которую должна пройти смесь, надлежащим образом приготовленная и помещенная вариться в философском яйце. Другим основным цветом, который должен своевременно появиться, является белый (Делание в белом), ассоциирующийся с фазой дистилляции первичной материи; его появление знаменует собой многообещающую возможность осуществления трансмутации в серебро — промежуточный этап на пути к успеху Великого Делания. Наконец, красный цвет, появившийся в обрабатываемой смеси, указывает на достижение делателем подлинного герметического триумфа, обретение им возможности осуществлять трансмутации в золото.»  (Серж Ютен. Повседневная жизнь алхимиков в средние века. http://lib.rus.ec/b/183400/read)


Философский камень, или порошок проекции, получался рубиново-красного цвета, и был способен не только превращать простые металлы в золото, но и излечивать
все человеческие недуги.


Как-то в один из прошлых лет я впервые полностью, от начала до конца, смотрела по телевизору православную пасхальную службу в Храме Христа Спасителя. Чем дальше я смотрела, тем интереснее становилось. Ближе к концу оторваться было уже невозможно, потому что каждый последующий шаг, каждую последующую деталь действия можно было предугадать, как по-писанному. Как будто перед тобой переворачивают страницы книги, и, поскольку ты знаешь, что это за книга, то предвосхищаешь содержание следующей страницы. Больше всего удивило то, насколько неизменно древнее знание о внутренней трансформации человека сохранилось в этом ритуале православной церкви.


Я не буду описывать все в подробностях, чтобы дать Вам и другим собеседникам, если будет возможность и желание, самим прочитать эту книгу, записанную языком ритуала. Но стоит остановиться на некоторых значимых моментах.


Всем известно, что перед Пасхой совершается Великий Пост. В течение сорока дней человек подвергает испытаниям и трансмутации свою низшую природу, очищает ее от плотских желаний и страстей. На время сорока дней Великого Поста православные священники во время службы облачаются в черные одеяния.


У знаменитого мастера Великого Делания Николя Фламеля в его книге  «Иероглифические фигуры» есть такой отрывок: «Если вначале, как только положишь заготовки в философское яйцо (иными словами, как только огонь возбудит их), ты не увидишь этой черной, очень черной головы ворона, тебе надо начинать снова. ... Цвет должен быть безупречно черным — и так в течение сорока дней». Черный ворон, которого в алхимических трактатах нередко изображали сидящим на мертвеце – это символ смерти, разложения первичной материи, избавления от ненужных шлаков, не способных участвовать в дальнейшем восхождении.


С этой точки зрения интересно также время начала лабораторных операций Великого Делания.


Фулканелли, таинственный алхимик-адепт начала двадцатого века (который, как предполагают некоторые, жив и по сей день), в своей книге «Тайны готических соборов», обращает наше внимание на алхимические скульптуры трехчастного портала собора Парижской Богоматери. Там, среди прочих, присутствуют фигуры Овна и Тельца. Они указывали на два весенних месяца, имевших решающее значение для начальных стадий Великого делания: март и апрель. В марте время весеннего равноденствия было также важной отметкой для алхимика.


Как нам известно, время наступления Пасхи, хотя и разнится от конфессии к конфессии, было привязано к двум отметкам в солнечном и лунном циклах – весеннему равноденствию и ближайшему к нему полнолунию. В Традиции это время всегда считалось одним из наиболее благоприятных моментов в годовом цикле, как «место встречи» земных и высших октав.   


Православные священники начинают пасхальную церемонию в белых облачениях. Сорок дней Великого Поста и Великой Первичной Трансформации прошли и завершились возрождением попранной материи в ее промежуточной высшей форме – получением белого эликсира. Иногда он встречается на алхимических гравюрах в виде белого лебедя.


Все предварительные стадии пройдены, и вот, наконец, наступает тот драматический момент в пасхальной церемонии, когда все священники, еще в белых одеждах, заходят внутрь алтаря церви («сердца», Храма в храме, святая святых) , и через некоторое время появляются, переодетые в ярко-красные одеяния.  Рубиновый философский камень увенчал труды и страдания адепта. Символом его в работах алхимиков нередко был Феникс, восставший из пепла, или воскресший Христос.      


«Адептами проводилась аналогия между страстями Христовыми и этапами Великого Делания, последовательными трансформациями философского камня, которая стала, например, темой поэмы «Margarita preciosa› («Драгоценный перл») монаха Петра Бона из Феррары (XIV век) и которая для алхимиков-адептов отнюдь не была пустым словом». (Серж Ютен. Повседневная жизнь алхимиков в средние века)


Секретом философского камня, который невозможно было передать на словах, было, вполне возможно, то, что на каком-то этапе восходящей октавы трансформации физической материи алхимик должен был дать ей импульс, вложив в процесс некий неосязаемый, тонкий ингредиент. Этот ингредиент можно было получить только путем собственной внутренней трансформации, которая должна была преосуществляться в адепте параллельно трансформации материи в стеклянной реторте. Две восходящие октавы должны были сочетаться таким образом, чтобы обеспечивать взаимный обмен импульсами. Простое механическое следование рецептам, выполнение Великого Делания только в грубом химическом смысле не могло привести к результату. Как сказано в тексте Мориена: «Я признаю, о царь, что Бог послал эту вещь (философский камень), заключив ее в вас, и, где бы вы ни находились, она будет в вас, так что нет возможности отделить ее от вас». Когда эликсир был получен внутри адепта, цель Великого Делания – изменение его собственной природы – была достигнута. Получение камня было лишь знаком, подтверждением этого факта.


В заключение хочется привести слова из арабского «Торфа философов»: «Знайте, что конец есть лишь начало и что смерть есть причина жизни и начало конца. Узрите черное, узрите белое, узрите красное, и это всё, ибо эта смерть есть вечная жизнь после смерти славной и совершенной».



М.Грюневальд.Воскресение Христа. 15 век.
(Заслуживает внимания изображенная художником последовательность цветов в процессе воскресения. Явный алхимический символизм образов).  

LinkReply

Comments:
[User Picture]From: vitavini
2015-06-10 05:57 am (UTC)
Интересно, спасибо.
(Reply) (Thread)